Green Lantern: Злу не укрыться от меня

16 июн. 2015 г.

Я уже упоминала мельком, что очень люблю Зеленых Фонарей. Из всех космических серий я, пожалуй, люблю комиксы про них больше всех. Но, как часто бывает со старыми героями, Фонари не сразу обосновались в межзвездном пространстве.

В Нью-Йорке 1839 года молодой актер Мартин Ноделл между редкими заказами на производство декораций и еще более редкими мелкими ролями подрабатывал рисованием комиксов. После смерти отца, когда ему срочно понадобился стабильный доход, чтобы содержать мать, Ноделл решил поставить именно на комикс-индустрию, и в итоге оказался в офисе редактора антологии All-American Comics Шелдона Мейера, который и сказал ему, что они нуждаются в новом герое - желательно, "супер". Ноделл, хоть ему и было тогда всего 24 года, сообразил, что если такие вещи рассказывают мальчику с улицы, то все надежные создатели уже давно оповещены. Погрузившийся в размышления Ноделл не сразу заметил, что электричка запаздывает, а когда обратил внимание, то увидел, как железнодорожный рабочий проверяет пути, размахивая красной лампой.


После крушений поезда в Огайо в 1976, когда погибло 80 человек, была создана система световых сигналов, существенно повысившая безопасность путешествий на железной дороге. Проверив пути, рабочий оставил красный фонарь на посту и сменил его на зеленый, разрешая приблизившемуся поезду проехать. И в этот момент Ноделл, мучившийся однообразностью многочисленных Суперменов и Бэтменов, нашел свое вдохновение.

Через неделю он принес Мейеру трехстраничный ориджин, в котором тому понравилось чуть ли не одно название: история о том, как волшебная арабская лампа - собранная в Сингапуре еще в XVII веке, украденная, разобранная и оказавшаяся задним световым сигналом поезда - сначала спасает всех пассажиров во время столкновения с другим поездом, а после выбирает читающего о ней профессора Уилларда Мейсона чтобы наносить добро и причинять справедливость, мало чем отличалась от орды клонов, заполонивших газетные киоски. Но, в конечном итоге, Ноделла с его идеей взяли, дав ему в напарники автора Билла Фингера. Тот, автора множества историй о Бэтмене, достаточно хорошо понимал рынок, поэтому взялся переписывать все с самого начала.

Взяв за основу историю о крушении и волшебной лампе, Фингер сделал профессора механиком и убил всех пассажиров поезда, кроме него. После некоторого обсуждения, авторы решили предложить Мейеру имя Алан Лэдд, пошутив на тему Аладдина, но тот категорически отказался, сказав, что имя на редкость идиотское. Через пару лет на небосклон Голливуда, правда, взошла звезда актера Алана Лэдда, что еще долго вызывало у Мейера фантомную зубную боль, так как популярность его была такой высокой, что в 49 DC даже купили права на то, чтобы издавать комикс о нем.

 

Алан Скотт же дебютировал в 1940 году в All-American Comics #16.


Первые создатели Зеленого Фонаря оставили в истории тот еще след. Мартин Ноделл после закрытия комикса ушел в рекламу и в итоге оказался арт-директором команды, создавшей Pillsbury Doughboy, одного из самых известных рекламных маскотов Америки. Джозеф Грин, еще один автор, в 1951 прославился сценариями к сериалу Том Корбетт, космический кадет. Альфред Бестер стал известным фантастом, первым получателем премии Хьюго за роман Человек без лица, который сейчас считается первой ступенькой к киберпанку. Генри Каттнер, и до начала работы над Фонарем бывший известным фантастом (Бредбери посвятил ему Темный Карнавал, а его собственный Темный Мир вдохновил Желязны на Хроники Амбера), согласился работать под напором жены, которой очень нравился сайдкик Скотта, Дойби Диклз. 

Билл Фингер же заслуженную славу получил только посмертно. Фактически со-автор Бэтмена и многих других персонажей, он был оставлен на обочине Бобом Кейном, признавшим его влияние слишком поздно. Фингер считается в общем-то создателем системы написания сценариев для комиксов, и ежегодно на Сан-Диего Комик Коне вручается премия его имени - одному живущему и одному почившему комиксисту. В июне 1964 в истории под названием Half a Green Lantern is Better Than None был представлен названный в его честь злодей Уильям Хэнд, Черная Рука, устроивший-таки в 2009-2010гг жителям вселенной DC ту самую "тьму ночную" (the blackest night), о которой говориться в клятве Фонарей.


Зеленый Фонарь не попал в число тех, кто со скрипом, но пережил кризис падения популярности супергероев. В 1949 году его соло-серию закрыли так внезапно, что в архивах DC остались уже готовые к публикации выпуски. Годы спустя, уже в 60х, Марв Вульфман, бывший тогда стажером в офисе DC, спас несколько историй от уничтожения.

В сентябре 1959 года новый редактор DC Джулиус Шварц оседлал волну новой популярности супергероев и фантастики, черпая вдохновение в серии романов Эдварда Смита о Ленсменах (уступила премию Хьюго как "лучшая фантастическая серия всех времен" Основанию Азимова) и под старым именем представил нового героя - Хэла Джордана.


Хэл, летчик-испытатель, получил волшебное кольцо от погибающего инопланетянина Абин Сура, чей корабль потерпел крушение на Земле. Заняв его место в Корпусе Зеленых Фонарей, Хэл стал защитником земного сектора. Его силы, в общем-то, не отличались от сил Алана Скотта - кольцо, которое нужно заряжать от лампы, практически безграничные возможности, - но суть отличалась кардинально. Теперь речь шла не об обладающей разумом китайской лампе, выкованной из метеорита, а о приключениях в космосе и окрестностях, и день ото дня вселенная ширилась и обрастала мифологией. 

Через полтора года любовный интерес Джордана, Кэрол Феррис, обрела злодейское альтер-эго, Звездный Сапфир, став, неведомо для самой себя, одним из его противников.


В 68 в компанию к Хэлу определился Гай Гарднер - второй достойный кольца землянин, пропущенный Абин Суром исключительно на основании расстояния, а в 71 - еще и Джон Стюарт.

В 70х с комиксом произошел крайне неожиданный поворот. Шварц передал его Нилу Аддамсу и Дэнни О'Нилу, которые добавили в команду Хэлу еще одного зеленого товарища - Стрелу. Раздав им полярные взгляды на мир и социум, авторы отправили их приключаться и высказывать особо ценное мнение относительно происходящего в стране. #85-86 навсегда вошли в историю комиксов, впервые законно подняв тему наркотиков. "Комиксы вырастают!" кричали заголовки New York Times и Washington Post.


Хэл был одним из основателей Лиги Справедливости и постоянным участником самых горячих событий мира DC, но к середине 90х очередной его сольник начал быстро терять читателей. Тогда большие боссы дали добро на шокирующий всех поворот: после уничтожения родного города Хэнком Хэншоу Хэл сошел с ума, поубивал чертову тучу Фонарей, захватил Главную Батарею и стал суперзлодеем Параллаксом.


В 1999 Хэл-Параллакс пожертвовал собой, чтобы спасти Землю от Пожирателя Солнц, и возродился уже Призраком, духом мщения. Еще через пять лет оказалось, что был он не злодеем, а вовсе даже захвачен сущностью Параллаксом, давно заключенной Хранителями в Главной Батарее.

Алан Скотт, как и прочие герои Золотого Века, оказался в итоге на Земле-2, совсем недавно получив свой ребут в Earth-2: World's End и новый мир в Convergence.

Последние двадцать лет, кроме нескольких прекрасных персонажей, принесли еще большее разнообразие в мифологию этой серии, создав разные силы Эмоционального Спектра. 


Не пускаясь в подробный пересказ, хочу сказать, что из всех серий New 52 фонарные - Green Lantern, Green Lantern Corps, Sinestro, Red Lanterns - пожалуй, самый мой любимый сегмент, более любимый даже, чем Готэм. 

Всем читать!
 
template design by Studio Mommy (© copyright 2015)